Ответ

Следующие ошибки возникли при попытке отправки сообщения:
Предупреждение: в этой теме не было сообщений более 120 дней.
Возможно, будет лучше создать новую тему.
Внимание! Пока вы просматривали тему, появилось 2 новых ответа. Возможно, вы захотите изменить свое сообщение.
Имя
E-mail
Тема
Иконка
Вложение:
Перетащите файлы сюда
Отменить все Загрузить все Добавить файлы
(Удалить вложение) (Добавить ещё)
Ограничения: 4 осталось
Визуальная проверка:
Оставьте это поле пустым:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Фамилия государственного деятеля, в честь которого Шадринка носила официальное название?:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения

Сообщения в этой теме

Автор Анатолий Скляров
 - 01 Февраль 2018, 00:14:42
 Моя Золушка.
          В самом начале марта 1967 года, пригласил меня на свой день рождения мой хороший товарищ, друг, Саша Гапонов и его жена Алла. Мне уже исполнилось двадцать пять и я был озабочен поисками Золушки. У меня, в это время, не было постоянной подруги, поэтому я был один. Гостей было много, и в том числе родственница Аллы, Светлана, молоденькая девочка. Светлана пришла со своим парнем, морячком. Красавец, подтянутый, в белоснежной парадной форменке, тельник в вырезе, наглаженные черные брюки, целый ряд значков на груди, почти медалей.
          Выглядел просто здорово! Всегда уважал и немного завидовал таким ярким личностям. Первое застолье, поздравления и подарки имениннику. Спустя положенное время - танцы. Вообще-то я не особый танцор, хотя, был случай. Меня с партнершей вывели из танцзала городского дома культуры наряд бригадмила (бригада содействия милиции), за «извращения». Я, с партнершей, исполнил твист с элементами силовых поддержек. Сейчас это называют спортивные танцы и проводят конкурсы, а в начале шестидесятых называли «стилягами и извращенцами».                         
          Зазвучало танго, кажется «Маленький цветок». Объявили «белый танец», и меня, очень мило, приглашает...Светлана. Немного неожиданно для меня, бросив своего блестящего кавалера! Светочка так доверчиво и мило прижималась ко мне! Даже смутила... Затем еще несколько танцев, с инициативой с ее стороны. А в одном из промежутков между танцами, Алла, хозяйка и родственница Светы, тихонько мне сообщает, что не теряйся, держи свое счастье!
           Конечно, внимательно начал присматриваться, что же это за счастье? Вообще, по жизни, у меня довольно твердые принципы. Никогда не стремился и не проявлял инициативы непременно к интимным отношениям и связям. Для меня это означало бы и нести дальнейшую ответственность за судьбу партнерши, вплоть до женитьбы. Поэтому подружек выбирал очень осторожно, можно сказать, придирчиво. Подружек во множественном числе, это не значит, что было их одновременно несколько! Просто, по разным причинам, расставались. Чаще всего потому, что они хотели замуж, а я все не мог найти свою Золушку. И почему-то, они все были красивыми, хотя я себя красавцем никогда не считал. Но «заболтать» мог.
          Светочка несколько не «вписалась» в мои представления, мои идеалы. Очарование молодости, симпатичное личико и детская доверчивость. Но... Она игнорировала своего кавалера и попросила меня проводить ее домой. Это смутило меня, можно сказать, покоробило. Не нужно было ей это делать. Неприлично, как-то... Пришлось, однако, проводить, поскольку спутник ее ушел оскорбленный. Проводил, получил приглашение на восьмое марта, побывал в гостях. И на этом со Светланой все отношения закончились.
          Был еще один, следующий по хронологии, немного комический случай, поиска моей Золушки. Познакомился с яркой, эффектной, черноволосой красавицей. Черноволосые женщины, это моя слабость! Звали ее Юлия, Юлечка. К тому времени, у нашей компании из четырех стойких холостяков, была своя «штаб-квартира» в центре Черемхово. Комната на пятом этаже в общежитии профтех училища. Это на «Андреевске», слева, как подняться по «Потемкинской лестнице» улицы Первомайской.
           Там жил наш товарищ Боря Титов, мастер производственного обучения училища. Любимец и любитель женщин. Весь пятый этаж общежития был практически свободен. Там временно поселяли командировочных, иногородних и специалистов, не имеющих семьи, т.е. холостяков. Вот в комнате Бориса мы и собирались чаще всего, перед тем, как идти на какое-либо мероприятие. И там мы с Юлей, девушкой без особых комплексов, разучили несколько элементов силовых поддержек в танцах «шейк» и «твист». За исполнение которых, однажды, нас обоих и вывели из танцзала Дома культуры.
          У Юлечки намечался день рождения, и она пригласила меня, попросив взять с собою моего товарища Петю Грибанова, для своей подружки и взять с собой магнитофон. В то время еще пользовались большой популярностью магнитофонные записи. В назначенное время, ближе к вечеру, встретились у Бори Титова с Юлей, поскольку мы не знали ее адреса. И Юля повела нас к себе. Пришли: одна большая комната в деревянном двухэтажном доме на втором этаже.
            Богатый стол с множеством закусок и батареей вин, водка и коньяк. За занавеской в углу, кровать и диван в комнате. И нас четверо, то есть две пары. Тут я начал соображать, что сегодня я лишусь невинности...Начало было замечательным. Пили, закусывали, танцевали. Благо, что записей танцевальной музыки и песен было достаточно. Количество спиртного значительно убыло. Уже совсем стемнело, как вдруг я заметил, что «моя» Юлечка не наблюдается в обозримой области моего зрения. При поисках, она обнаружилась за занавеской на кровати, лежащей сверху на Петьке! Не совсем раздетая, но близка к этому... Ну возмутило меня это очень! Это при моем романтическом характере!
            Выяснять отношения с ними я не намеревался и начал собираться домой. Но не тут-то было: и Юлечка (змея такая), и ее подружка заняли оборону у дверей, чтобы не отпустить меня. Но я нашел другой выход: через окно. Благо был уже конец весны, тепло, а второй этаж для меня в то время преградой не стал. Но магнитофон пришлось бросить. Самое интересное, что и Петька сиганул в окно следом за мной. Ему показалось в этой кутерьме с моим «задержанием», что пришли нас бить чужие мужики. На этом и закончилась моя дружба с Юлией. А магнитофон я забрал только через неделю...
Автор Анатолий Скляров
 - 21 Январь 2018, 21:09:00
             Первая любовь...У меня первая любовь была чистой, романтической. Ее звали Неля. Познакомила меня с Нелей подружка Рауля Закирова, моего лучшего друга детства. Они обе жили в одном бараке, в Сиблоне. Барак стоял как раз на том месте, где сейчас построен четырехэтажный (или трехэтажный?) дом, недалеко от продуктового магазина. Красивая девочка была, очень! Фигурка-просто эталон. Как сейчас говорят, 90-60-90. И это все случилось весной 60-го года. Сколько я ей букетов черемухи, подснежников и жарков подарил-не сосчитать! К большому сожалению, в начале лета Неля закончила медучилище и ее распределили в какую-то далекую деревню, кажется Жигалово. Так закончилась моя первая любовь. Длилась она около трех месяцев. Мы и целоваться толком не научились. А у меня в голове даже и не появилась мысль о женитьбе.
                Вторая была Люба, Толик Шашков должен ее помнить. Я с Любой познакомился на курсах подготовки к поступлению в институт. Были такие курсы в то время. Вот с ней мы целовались уже долго и нежно. Учила целоваться Любочка. И отношения продолжали оставаться чистыми и романтическими. По окончании курсов, в 1961 году, я уехал поступать в Казань. В Казанский гос. университет. Почему-то мне хотелось испытать свои знания и поучиться в хорошем ВУЗе.
                 Что интересно, на новый факультет «Теория относительности и гравитации», куда я рискнул поступать, требовалось тридцать студентов. Конкурс был более пятидесяти человек на место, и среди них трое с золотыми медалями. Одного   из этих медалистов, сына генерала, к университету подвозили и забирали машиной, если не ошибаюсь, ЗИМ.
                 До главного, профилирующего экзамена по физике претендентов значительно убавилось. Я зашел сдавать одним из первых, а уходил последним. Экзамен принимали два человека. Один кандидат наук, второй доктор наук, не помню уже их фамилий. Я попал к доктору наук, профессору, и он гонял меня больше четырех часов. Задавал нестандартные вопросы и задачи совсем не по теме, не по учебнику, и пока я готовился, он принимал других абитуриентов. Интересно, что к нему попал как раз этот медалист, сын генерала.
                  Знания показывал он не блестящие. Профессор и его спрашивал не по билету. И когда медалист не мог ответить, этот вопрос адресовался мне. Самое интересное, я выиграл эту дуэль знаний. В конце-концов, я получил «пять», и был принят, а медалист недобрал один балл. Когда я пришел в деканат, для оформления документов, случайно оказался свидетелем скандала. Этот самый генерал, отец провалившегося медалиста, рвался в кабинет к декану и требовал переэкзаменовки для сына.                           
                 Поступил, поучился около месяца и пришлось забирать документы. Пришло письмо от матери, что сгорел дом, а отец попал в больницу в результате травмы на пожаре. Когда я забирал документы, декан факультета, как раз тот доктор наук, которому я сдавал последний вступительный экзамен по физике, сказал: «Вы так легко бросаете наш факультет, а жаль. На ваше место придет бездарь с золотой медалью, а вы, возможно, пожалеете о своем решении».
             Вернулся в Черемхово я со справкой из университета с переводом в вечерний филиал горного института, где и училась Люба. Встречи с ней возобновились, но проходили как-то вяло с обеих сторон. Возможно, сказывалась занятость учебой. Ходил на занятия до Нового года и бросил. Ну не нравился мне этот «горный»...Этому способствовал забавный случай, произошедший со мной.
               Году в 1954 или 55-м, после окончания очередного класса, по тогдашней традиции, полагались экскурсии. И в этот раз нас повели показать работу шахтеров на шахте 8. Эта шахта была не глубокой, без подъемной клети. Спускались в нее по наклонному тоннелю. Пока нам показывали подземные конюшни для лошадей, мы с товарищем, Олегом Дворниковым, решили заглянуть в соседний с нашим коридор (штрек), через небольшое отверстие, только протиснуться человеку. В это время где-то там, в каком-то забое, подрывали пласт. (Это мы после уже узнали от экскурсовода).
                Что такое взрыв, даже небольшой, в шахте, в замкнутом пространстве? Волна сжатого воздуха, то есть взрывная волна, распространяется на большие расстояния. Вместе со звуком. Когда нам в лицо крепко ухнул воздух, вместе с рокотом взрыва, мы, понятное дело, кинулись бежать. В сторону выхода из шахты. А вместе с нами и весь класс. Остановились мы только на поверхности. Экскурсовод ругался и искал «зачинщиков» побега. Но никто не помнил, с чего все началось, а мы с Олегом скромно молчали...
               А вскоре Люба вышла замуж. Надоело ей ждать, пока я «дозрею» до женитьбы. Физической близости у нас с ней не было. Ну не случилось. Так и не узнал я сладости этих отношений... Спустя года три, я случайно встретил Любу на центральном рынке. И оба обрадовались. Я угостил ее виноградом, мы вместе прошли всю улицу Первомайскую. От центрального рынка до Дома культуры на Андреевске. Люба очень располнела. Родила сына, который умер через полгода. Институт она так и не закончила. Муж пьет и бьет ее. И сожалела, что не смогла окрутить, околдовать меня...
Автор Анатолий Скляров
 - 31 Август 2017, 19:24:59
Соль земли. О наших предках, репрессированных в тридцатых годах прошлого века. По сути, на Шадринке основной костяк составляли люди, сосланные сюда в разные годы со всей России. Шадринка мне представляется миниатюрным подобием Советского союза. В разные годы сюда ссылали русских, украинцев, татар уральских, татар крымских, чеченов, башкир и много других национальностей. Татар было много. Насколько я помню, одно время была школа, до 1950 года, где преподавали на татарском. Это было одноэтажное здание рядом со старой, деревянной школой №4. В одном дворе. Ссылались самые лучшие, самые работящие, самые крепкие хозяева. Основная масса их была сорвана со своих мест в 1932-33 годах. И, думается, именно поэтому в эти годы был самый страшный голод в центральной России, где и была репрессирована и сорвана с мест самая активная часть сельских жителей. Вот типичный рассказ моей подруги детства, как шло раскулачивание:
         "Пра-пра-и, наверное, прадед мой пришел пешком в Сибирь откуда-то с Поволжья, поманила богатая сибирская земля. Обосновались где-то в Минусинском уезде, начали обживаться, создали свою деревню под названием Кривая (она находилась на река Минуса - приток реки Абакан, которая там делала поворот, потому и Кривая) Оба мои пращура с Поволжья и жили в этой деревне разводили баранов, садили арбузы, сплавляли на баржах эти арбузы по Минусе, Абакану и далее по Енисею. Меняли на товары и разную утварь. Таким образом, один из моих прадедов по линии мамы, организовал мануфактурную лавку. Семья была большая и все жили в одном доме, все работали и на бахчах, и пасли баранов...  Потом прадед построил на свои деньги школу и церковь, построили себе двухэтажный дом, (после раскулачивания на втором этаже устроили овчарню , а на первом -сельсовет). Мама с папой поженились где-то в 1930 году, потом наступило время коллективизации.  Это был ноябрь месяц, выделили на каждую семью по подводе (а семьи были большие) и погнали в Минусинск.  Взять с собой не разрешали ничего, кроме небольшого количества кухонной утвари, но тайком почти все взяли немного зерна, а моя бабушка обмотала себя тканью из своей лавки. Пригнали их в Минусинск, это был конец ноября, а затем погнали в глубь тайги на север. Сугробы, снега по колено, а моя мама была беременна моим старшим братом, к ночи загнали в зимовье всех, прилечь негде, ночь просидели, утром погнали дальше , одежда, которая оттаяла, превратилась в лед, как мама говорила юбка была, как колокол , звенела... Таким образом их гнали 3 или 4 дня затем бросили в тайге . Но мужики из сваленного леса соорудили один общий барак (так теплее) и стали собирать, что у кого есть. Мужики выкорчевали поляну. Пришла весна, эту поляну засеяли собранным зерном, посадили картошку. Там, 14 июня, родился мой брат, пригодилась бабушкина ткань.  Пришло время уборки урожая и тут появляются опять конвоиры и погнали всех, кого в Бодайбо, кого в Черемхово, вот таким образом моя семья оказалась в Черемхово. Про все эти мытарства тогда боялись говорить и мы, дети, росли в бараке и были счастливы. Потом папа с бабушкой и мамой (вообще у нас по жизни бабушка была командиром, она организовывала в бараке праздники, вытаскивались столы в коридор, приносили кто что мог, а бабушка ходила вокруг стола с ведром бражки и наливала ковшом по кружкам, а мы дети радовались этим праздникам...).Я немного отклонилась от повествования, так вот потом, семейным советом было решено строить дом. Дом построили из бревен сгоревшей на 8-ой шахте кузницы, чистили бревна и складывали дом, поэтому наш дом был поштукатурен и постоянно белился, нам, девчонкам, он вообще казался дворцом."                                                 Историю моих предков я описывал ранее. А вот фрагмент интервью Маши Кузнецовой (Багрий), мы с ней учились в одном классе. https://yadi.sk/i/RZrwAvE33MV3pp Мои дедушка и бабушка тоже умерли в Александровском централе (пересыльная тюрьма), а старшая сестра умерла в эшелоне, от воспаления легких        Мои повествования носят отрывочный, разрозненный характер, но это же не книга, а просто заметки и размышления. Следующая заметка, о жителях Шадринки, будет в разделе "Поэзия и поэты".  Вот о тех страшных временах, есть песня. Она называется «Танго 37-го года». Это было, это наша история. https://yadi.sk/i/6pJC6B6i3MA6kD Я не рекламирую песню, это документальная иллюстрация тех страшных лет. Наши предки достойны нашей памяти и уважения...
Автор Анатолий Скляров
 - 12 Июль 2017, 18:20:32
Питание, в спецприемнике в эти дни, было «оздоравливающим». Утром жестяная миска чуть сладкого «чая» (1,5-2 стакана) и два стандартных кусочка черного хлеба. Такие миски и сейчас используют в кафе и столовых. В обед чуть больше половины миски кукурузной каши и «чай», после каши, в эту же миску и те же два кусочка хлеба. Вечером «чай» и два кусочка хлеба. После подъема и утренних процедур, выносится «параша». Ее выносят двое «сидентов» в туалет, ополаскивают и наливают воды на одну треть. Затем уборка камеры шваброй с мокрой тряпкой, специально выделенным «уборщиком» из числа «сидентов». В пятницу меня посадили, в субботу был обход врача. Врач - это жена начальника спецприемника. Была ли она действительно врач, не знаю... При обходе, она, в обычной одежде (не в медицинском халате), просто заглянула в «телевизор» (окошечко в двери), и спросила, нет ли жалоб. Вши к «жалобам» не относятся, это «нормальное» явление в тюрьмах. Конечно, меня беспокоило обещание продержать в тюрьме целый месяц, «до выяснения». Еще при оформлении протокола задержания, я попросил дежурного дать мне возможность отправить домой телеграмму или письмо. На это мне ответили, что будут заниматься выяснением моего появления в г. Шахты сами и не морочить им головы. Кто-то из обитателей камеры предложил мне написать письмо и адрес получателя, а в субботу под окно камеры придет его жена, письмо сбросят ей из окна, а она его отправит по адресу. Напомню, что камера находилась на втором этаже. Оказывается, окно камеры находилось в трех метрах от тюремной стены, а за стеной тротуар. «Посылку» можно легко перебросить. Правда, чтобы выглянуть из окна, больше похожего на амбразуру, нужно было подтянуться. Окно было высоко под потолком и вытянуто в ширину. Дали мне и бумагу, и карандаш. Написал я письмо и в субботу его действительно «передали» (перебросили) этой женщине. Так прошли суббота и воскресение. За это время я 56 раз обыграл в «дурака» «смотрящего» по камере, чем вызвал немалое уважение «болельщиков». В понедельник, часов в 10 утра, меня отконвоировали к следователю и, после нескольких стандартных вопросов, как я попал в город Шахты, меня «реабилитировали». Благо, что у меня в кармане сохранились автобусные билеты из Ворошиловграда в Новошахтинск и из Новошахтинска в Шахты. Но выпускали из спецприемника только в 18 часов вечера. Так что, пришлось мне весь день провести в камере. В 18-00 приказ: «на выход, с вещами». Дежурный вынес мне мои вещи, изъятые при оформлении протокола задержания. Это шнурки от обуви, пояс, деньги, «гвоздь-авторучку» и сумку. Указал, где нужно написать: «Деньги и вещи получил полностью». После этого мою авторучку отложил себе, «на память». А также 25 рублей. И пояснил, что скоро день милиции и им (или ему?) нужно отметить этот день, все-таки праздник. По тем временам, это были неплохие деньги. Пол литровая бутылка водки, к примеру, стоила чуть больше четырех рублей. И остальное соответственно. Возражать и возмущаться не приходилось. Я же написал в протоколе, что «деньги и вещи получил полностью» и расписался... Вывели меня за ворота спецприемника и рассказали, как мне добраться до автовокзала. Сажусь в троллейбус и замечаю, что люди меня сторонятся. Да и понятно. Я же четыре дня не бритый. И запах «параши». Я-то его не замечаю, «принюхался», а на свежего человека это действует, скажем, не адекватно... Уже поздно вечером добрался до Новошахтинска. Не заходя в дом, помылся, переодел белье, поскольку вши были везде. Самое интересное, что меня, мои родственники, не искали. В Ворошиловграде были уверены, что я в Новошахтинске, а в Новошахтинске думали, что я уехал домой, в Ворошиловград. Так, что я помню до сих пор и город Шахты и спецприемник и нашу «доблестную» милицию.
Автор Анатолий Скляров
 - 05 Май 2017, 18:18:39
Цитата: Александр Махнев от 20 Апрель 2017, 11:53:13
Цитата: Анатолий Скляров от 09 Апрель 2017, 13:28:26...В первый же вечер от женщин пришло предложение желающим переспать с любой из них. Такса - 5 рублей надзирателю и вас переводят в пустую камеру на всю ночь...
С неперпением жду продолжения истории. Выручили-ли Вас, Анатолий, сокамерники пятью рублями в тот раз?  :friends:
Вот сразу чувствуется: человек искренне «проникся» проблемой пяти рублей! Видимо сам не раз бывал в такой ситуации...Саша, нам обоим сильно не повезло. Ну не смогли «сидельцы» наскрести такую сумму и пришлось мне спать на голых досках и в тесноте! Вообще, я думаю, «порядки» (читай коррупция) в этом спецприемнике и в других пенитенциарных учреждениях России не изменились и до сих пор. Если ты имеешь деньги, ты имеешь все: водку, наркотики, хорошую, и даже изысканную, еду, женщин, бытовые удобства. ВСЁ. В то время, в спецприемнике, просто за все нужно было платить двойную цену надзирателю. И Ходорковский, уж точно, не вкалывал на лесоповале, не спал на голых досках и не ходил на «парашу» из молочного бидона.
Автор Александр Махнев
 - 20 Апрель 2017, 11:53:13
Цитата: Анатолий Скляров от 09 Апрель 2017, 13:28:26...В первый же вечер от женщин пришло предложение желающим переспать с любой из них. Такса - 5 рублей надзирателю и вас переводят в пустую камеру на всю ночь...
С неперпением жду продолжения истории. Выручили-ли Вас, Анатолий, сокамерники пятью рублями в тот раз?  :friends:
Автор Анатолий Скляров
 - 09 Апрель 2017, 13:28:26
 Я не имел при себе никаких документов (моя беспечность и необразованность в юридическом плане). Рассказал дежурному обстоятельства моего появления в г. Шахты и назвал адреса свой и тестя. Отягчающим обстоятельством, оказалось, что я из другой республики (с Украины), без документов. Меня тогда неприятно удивило это выражение «другая республика». Кроме того, плохо одет, коротко пострижен и загорелый ( все лето «загорал» в Казахстане), а значит живу на улице. И меня задержали «До выяснения». На вопрос, сколько времени будут выяснять, сказали, в течение месяца. Под протокол, забрали деньги, часы, красивую самодельную шариковую ручку в виде никелированного гвоздя (тогда это еще был дефицит), пояс из брюк и шнурки от ботинок. Повели на второй этаж, в камеру. В камере, над узеньким, вытянутым в длину, зарешеченным окном с выбитыми стеклами, крупными красивыми буквами было на писано: «Бог не фрайер - все простит!». Поздоровался с двумя обитателями. Им это явно понравилось. Вскоре привели с работы, по уборке улиц и рынков, остальных обитателей, и нас оказалось в камере 9 человек. Размер камеры, приблизительно, 3х6 метров. Слева от входа бачек с водой, далее невысокий сплошной помост, метров 5 длины. Справа, в углу, «параша» - (обыкновенный алюминиевый молочный бак, с крышкой) и проход между помостом и стеной около метра шириной. Я целый день ничего не ел, а на ужин дали только кусочек хлеба и чуть сладкий чай. Но меня подкормили. «Рабочие» принесли с собой хлеб, овощи, немного колбасы и, даже, арбуз. Опишу быт тюремной камеры. Начало октября, ночью не мороз, но ниже 10 градусов тепла. Стекол в окне камеры нет, отопления нет, постельных принадлежностей нет (ни матрацев, ни одеял, ни подушек.). Голый помост, а я одет очень легко, почти по летнему, только легкая куртка поверх летней одежды. Как же спать при такой температуре? Ну, бывалые «сиденты» и тут пришли на помощь. Нужно снять одежду, обмотать тело, руки, ноги газетами и снова одеться. Очень хороший способ не замерзнуть, здорово помогает! Сначала шуршит, но через полчаса обминается, почти не рвется, и выдерживает до двух дней. Не помню, во сколько был отбой, наверное, в 9 часов. Все, дружно лезут на помост, обувь под голову, вместо подушек. Помост тесноват для 9 человек, не разгуляешься! Свет над дверью на ночь не выключается. В 6 утра подъём. Соседняя камера женская и между камерами отверстие, там, где проходит труба отопления. Можно свободно переговариваться или передавать мелкие вещи. В первый же вечер от женщин пришло предложение желающим переспать с любой из них. Такса - 5 рублей надзирателю и вас переводят в пустую камеру на всю ночь...
Автор Анатолий Скляров
 - 08 Апрель 2017, 15:35:39
Вот же дотошный Махнев! Поскольку партбилета у меня нет с 1988 года, точно не могу сказать, сколько партвзносов я заплатил за тот период. Я же не снимался с партучета и не присутствовал на собраниях те несколько месяцев, что работал в Казахстане. А когда вернулся, то на партбюро и на общем собрании получил очень строгое «Ай-я-яй». Скрыть сумму доходов за это время мне не пришло в голову, я назвал общую сумму, а мне ее распределили по месяцам равномерно по 550 р. Вот откуда эта сумма выплыла. Ошибся немного... В начале октября 1980 года, мне нужно было ехать в Новошахтинск, помочь тестю перевезти домашние вещи. К тому времени все наши родственники ( и мои и жены), переехали жить, с нашей помощью, в Ворошиловград. Тесть и теща были последними. Заказать контейнер в Новошахтинске было не возможно и я поехал заказывать в город Шахты, это рядом с Новошахтинском. Учитывая, что мне предстоит работа по погрузке, я был одет по рабочему. Старенькая куртка и все остальное соответственно этому. В общем, вид больше бомжевый. А после Казахстана тощий и загорелый дочерна и с короткой стрижкой. В Шахтах, разыскивая товарный двор, проходил через привокзальную площадь (ж.д. вокзала), довольно обширную. Там, почти посреди площади, находилась открытая пивная, с кучей страждущих (вспомните времена СССР). Проходил я в отдалении от пивной (это была вторая половина дня, пятница), и тут подъезжает «воронок» (известное выражение?). Выходят четыре милицейских амбала. Страждущие кидаются врассыпую, в разные стороны. Человек шесть успели схватить, в том числе и меня, хотя я никуда не бежал, пива не пил, и от пивной был на приличном расстоянии. Видимо я попал в момент борьбы за улучшение показателей борьбы с алкоголизмом. Привезли нас, задержанных, в учреждение, под названием «Спецприемник» и посадили в «обезьянник». Уж простите за уголовный лексикон, но я называю вещи своими именами. Это открытая клетка в углу вестибюля, размером 1,5х2,0 метра. Лавка на два человека, а остальные стоят. Бомжа, бывшая с нами, через полчаса обмочилась прямо сидя на лавке. Все, находившиеся в обезьяннике, были давно знакомы милиции. Их, поочередно, вызывали, составляли протокол и вышвыривали на улицу. Часа через три дошла очередь и до меня.
Автор Александр Махнев
 - 05 Апрель 2017, 21:25:05
Цитата: Анатолий Скляров от 05 Апрель 2017, 14:40:53
В общем, за три месяца каторжной работы я получил 3,5 тысячи рублей и заплатил 550 р. партвзносов.

Что-то не сходится. Партийные взносы составляли 3% от зарплаты, насколько я помню.
Автор Анатолий Скляров
 - 05 Апрель 2017, 14:40:53
. Году, приблизительно, в 1978, в Луганске, на партсобрании, принимали в кандидаты то ли литовца, то ли латыша, я их не могу различить.  И один пенсионер-партиец вдруг выступил категорически против. Меня это удивило очень. На партсобраниях ведь всегда была тишь, благодать, единомыслие и скука. Вот этот ветеран заявил, что прибалты прямые враги Советской власти и русских. Работая на Чукотке, я был знаком, по работе, с эстонцем. Не плохой человек с чудовищным акцентом. Национальная идея прибалтов, по его словам, это большой дом  в лесу и большая ферма. Это он и осуществлял, зарабатывая деньги на Севере.
О Казахстане. В сентябре, уже закончив работы, нашу бригаду попросили помочь подготовить свадьбу. Это , без преувеличения,  грандиозное событие. Мне кажется, весь аул в этом участвовал. Натянули огромный шатер для гостей. Рядом два огромных котла, ведра по два, непрерывно варили плов и баранину. Никогда я не ел такой необыкновенно вкусный плов! Казахи едят его руками. Они так ловко скатывают рисовые шарики, что не просыпается ни крошки! Новобрачным подарили 25 ковров и кучу подушек. В общем, за три месяца каторжной работы я получил 3,5 тысячи рублей и заплатил 550 р. партвзносов.
Автор Анатолий Скляров
 - 25 Март 2017, 15:26:07
Чай у казахов очень вкусный, могу подтвердить. Пьют его долго и помногу. Иногда с молоком, или без молока - по желанию. Пиала без ручек и наливают чай в нее понемногу. Хозяйка потом периодически доливает заварку и кипяток, чтобы чай был постоянно горячим. К чаю обязательно подают сладости и выпечку, типа баурсаки. Это печеные кусочки теста, величиной с маленький пельмень. Чтобы отказаться от дальнейшего чаепития . нужно перевернуть пиалу. Самый ходовой товар для обмена или взятки у казахов, это пачка чая «со слоником», т.е. индийский. В ауле все рабочие места, связанные с техникой, занимают только русские. Казахи к технике не приспособлены. То есть, электрики, токари, слесари, механики и ремонт с обслуживанием разных механизмов - это русские. Об уровне образования казахов приведу пример. После обжига, кирпич приезжает принимать комиссия. Его не считают штуками, а замеряют штабель  рулеткой. Длина штабеля, к примеру, я диктую мастеру по строительству (с дипломом!), четыре метра и пять сантиметров. И он добросовестно пишет: 4,5 метра. Чтобы не обидеть (и это не шутка!), я его не поправляю, и в дальнейшем штабеля мы делали именно с такими допусками. Это был совхоз скотоводческий (бараны, кони, верблюды. Коровы только в частных хозяйствах). Однажды к нам, на рабочий участок, находящийся за пределами аула, забрел пасущийся верблюд. Какой он был огромный! Голова  и горбы на высоте в полтора человеческих роста, ножищи как телеграфные столбы в полтора обхвата. Ступни (копыта?) площадью с хороший табурет. Надменное «выражение лица». Такое страшилище невзначай затопчет и не заметит! Еще забавный момент. Спрашивают у меня группа казахов, с неподдельным интересом, правда ли, что где-то у нас (в Европе), живет русский народ, называющий себя казахами. Я с трудом догадался, и поправил их: не казахи, а казаки. Тонкостей они не уловили и были откровенно поражены. А когда узнали, что моя жена казачка, немедленно налили мне стакан водки, с просьбой выпить с ними за это! Наша бригада делала кирпич, а бригада чеченцев строила двухквартирные дома из этого кирпича. Амангельды был местом ссылки поволжских немцев и чеченцев. К 1980 году они, практически все, разъехались на прежние места обитания. Чеченская бригада строителей, довольно многочисленная, была из бывших переселенцев, и также приезжала на заработки. Мы, русские, были с ними в дружеских отношениях, а вот казахи боялись их до дрожи в коленях... За немцев отдельный разговор. Они, в изгнании, построились отдельной улицей с аккуратными и красивыми домами. Это они первые начали делать кирпичи и строить из них дома. Улицу выложили булыжниками, наделали в ауле колодцев. Около домов красивые палисадники, а за аулом, около озера, большие сады и огороды. Питьевая вода, в Тургайских степях, дефицит. Немцы сделали неоценимо доброе дело, сделав колодцы. И казахи это «оценили». К нашему приезду все(!) колодцы забросали дохлыми баранами, сады вырубили на дрова, огородами никто и не планировал заниматься... Питьевую воду возили машинами за 15 км. Вода с мелкими червячками, такими кормят рыбок в аквариуме. Наша бригада пила эту же воду.
Автор Анатолий Скляров
 - 24 Март 2017, 14:49:22
Эти годы учебы в институте, были тяжелыми и для меня и для семьи. Материальное положение постоянно балансировало на грани. Не бедствовали, но и лишнего позволить себе не могли. После получения диплома, занимаемые мной должности не приносили ни удовлетворения ни особых денег. В 1980 году, в большой мере случайно, с «дикой» бригадой поехали на заработки в Казахстан, Тургайский район,  поселок Амангельды. Работа была самая примитивная - делали кирпичи для строительства домов в поселке. Вручную. Мне больше никогда в жизни не было так тяжко физически. Чтобы оправдать эту авантюру, поездку, нужно было зарабатывать в день не менее 50 рублей. Один кирпич стоил 5 коп. Значит, в день нужно делать не менее 1000 кирпичей. Сюда входит замес, четырехкратное перемешивание, набивка формы из пяти гнезд, переноска на расстояние 10-25 метров и освобождение формы. Перевертывание сушащихся кирпичей и перевозка их на тачке в штабель на 50-60 метров. Итого шестикратное перемещение веса 1000 кирпичей. Один кирпич весит, в среднем, 3,5 кг. Значит, за день нужно переместить не менее 20 тонн сырья и кирпича. Работать приходилось по12-14 часов. 20 дней - изготовление кирпича, 3 дня - строительство печи обжига и обжиг. 3 дня отдых и стирка белья и цикл повторяется. Примечательна жизнь казахов  в своей среде обитания. Это мои впечатления 80-го года. Я не был в русских глухих деревнях. Этот казахский аул, очень крупный, быт его жителей, произвел на меня впечатление своей необычностью. Был в некоторых домах, и глинобитных и кирпичных. Полы (и земляные и деревянные) покрыты коврами в 2-4 слоя. Нижний слой войлочный, а сверху тканые ковры, шерстяные, разного качества изготовления. У зажиточных получше, у простых похуже. По дому ходят без обуви, в обязательном порядке. В старых домах мебели, в нашем понимании, нет. Верхнюю одежду, например, забрасывают на деревянные жерди, подвешенные  вдоль стен. Имеются сундуки, видимо для белья. Стульев минимум. Все размещаются на полу, там же ковры кругом, начиная от входа, и куча подушек. На них сидят, подкладывают под локти и за спину. Обеденного стола нет, есть Достархан. Это ковер, покрытый скатертью. Достархан для казаха - это символ гостеприимства. Перевод  этого слова не определен в русском языке. Сами казахи переводят его как бесконечный. Гости садятся вокруг Достархана и хозяин угощает всех, согласно старшинству и важности гостя, а хозяйка разносит эти угощения. Особо почетных гостей угощают вареной (целой) головой барана, Хозяин разделывает ножом голову на части, чтобы всем досталось, а глаза барана достаются самому важному гостю. Обед заканчивается чаепитием. Это торжественная и неторопливая церемония. Напоминает японскую. Казахи пьют хорошие сорта чая, понимают толк в этом.
Автор Александр Махнев
 - 22 Март 2017, 23:34:46
Цитата: Анатолий Скляров от 21 Март 2017, 02:56:59
...Еще немного о быте того времени. Года до 1953 вода на Шадринке выдавалась по «биркам» т.е. в ограниченном количестве на человека. Водокачка с нашего края поселка была одна, поэтому там всегда были длиннейшие очереди. А находилась водокачка на расстоянии 1-1.5 км. Обязанность детей, конечно, ходить за водой.


В 30-х годах во времена руководства Калинина-Молотова-Ежова на шадринской водокачке работал Степан Вахрушев. За свою жизнь он имел 7 жён и четвёртая из них была сродной сестрой моей бабушки, поэтому она поддерживала с ним отношения до самой его смерти.

И кто-то на него черкнул донос и он поехал в 1937-м на Колыму, где оттарабанил 10 лет. Видимо кому-то не налил водички-то...
Автор Анатолий Скляров
 - 21 Март 2017, 02:56:59
Наша семья не голодала, но мне приходилось наблюдать, как на помойках, между бараками, люди собирали картофельные очистки и что-то съедобное. Это был 1947-48 годы. Мой отец был в прямом смысле кормилец семьи. Мать никогда не работала на производстве, но по дому работы хватало и ей и нам, детям. Корова, поросенок ,теленок, куры, утки, огороды возле дома и за городом, сенокосы и т.д.. Все требовало ухода. В 1947 году, весной, мы получили, по переулку Почтовому, хороший дом от шахты и большой приусадебный участок к нему. Он стоял на самом краю поселка, совсем недалеко от шахты, где работал отец. Рядом с домом протекал ручей. Это насосная станция откачивала воду из подземных выработок. У этого ручейка мылись и обедали пленные японцы. Они работали на подъездных путях шахты 8-бис. В мою обязанность входило охранять огород. Японцы всегда были голодны и окружающим огородам от них изрядно доставалось. Здесь я впервые увидел, как они варят суп из листьев и семян лебеды. Эти вареные семена напоминают гречку. Иногда мать разрешала мне поделиться с ними вареной или сырой картошкой, а иногда и хлебом. До сих пор помню, как при разгрузке шахтных вагонеток с ж.д. платформы кто-то из японцев подавал громкие команды: «Сэй-но юзэ!!!» и одного японца насмерть придавило вагонеткой. Впрочем, японцев вскоре амнистировали.  А осенью на эти ж.д. пути, прямо напротив нашего дома, привезли четыре теплушки  с бандеровцами. Подъезжали грузовые машины, забирали вещи и людей и развозили по баракам. Стоял громкий женский визг, крик и плач. Многие из них были в лаптях. Лапти я увидел впервые. С детьми бандеровцев мы вместе учились в школе, нормальные ребятишки. А вот взрослые запомнились неприятными и злобными. Хотя, возможно, и ошибаюсь. Мне так показалось. Кстати, вот воспоминания моей родственницы о бандеровцах: «Прочитала. Интересно всё. Но, я сразу выделила кусок о бандеровцах. Вы столкнулись с ними в те далекие года, а я в середине 70х (!), а злоба та же. Как раз они стали возвращаться домой с "северов", из Казахстана. Все начальники отделов кадров были проинструктированы, как их выявлять и как себя вести. Бывало, в спину слышала "советка". Так сошлось, что мы с мужем в то время были коллегами - он кадровик у атомщиков, а я у строителей. Хотя, хороших людей все равно было больше. Им не позавидуешь в те, лихие времена. Когда в Польше поднялась "Солидарность", были местные, кто воспрял. Вот мы и решили перебраться домой, в Россию.»
Интересная деталь. С татарами, насколько помню, особых конфликтов не было, а с бандеровцами (ведь славяне!) - неприязненные отношения. Еще немного о быте того времени. Года до 1953 вода на Шадринке выдавалась по «биркам» т.е. в ограниченном количестве на человека. Водокачка с нашего края поселка была одна, поэтому там всегда были длиннейшие очереди. А находилась водокачка на расстоянии 1-1.5 км. Обязанность детей, конечно, ходить за водой. С расстояния нынешнего времени ни о какой гигиене говорить не приходится, но тогда это воспринималось нормально. Мылись в бане один раз в неделю. Баня также была одна на 30 тысяч населения поселка. И страшенные очереди в нее. Правда, нашей семье было проще, так как мы имели возможность, изредка, мыться в душе котельной шахты (отец-то был главным механиком). Отец начинал работу на шахте в 1934 году в качестве спецпереселенца, отмечаясь ежедневно у участкового милиционера, а ушел на пенсию главным механиком шахты. При этом образование его 3 класса церковно-приходской школы. Отец остался для меня примером в жизни. Для него всегда на первом месте было благополучие семьи. Умная голова и золотые руки.
Автор Александр Махнев
 - 20 Март 2017, 18:35:24
Цитата: Анатолий Скляров от 20 Март 2017, 14:18:56
...Вот четверо таких «пленных» работали с Кондрашовым в бригаде, и все ими сделанное приписывали Георгию. Вот его «геройский» труд. Я думаю все липовые герои Черемхово того времени такие же. Я это знаю, потому, что общался с этими людьми в 60-х годах, во вполне сознательном возрасте.

Дедчим мой героем не был. Крепильщиком работал на шахте № 5-бис.
Как-то зашёл у нас разговор про Стаханова и его 102 тонны угля за смену.
Дедчим тогда сказал, что Стаханов скорее всего только рубил уголь не отвлекаясь, а другие работы - уборку, погрузку угля; крепление забоя и т.п. выполняли другие люди. Иначе бы он не смог физически это выполнить. И формально он уголь нарубил.
Ну а раз местное начальство тоже скорее всего желало быть знаменитыми, то и оно могло создавать такие же условия для своих передовиков.
Очковтирательство - обычное явление в нашем обществе.