Мемуары Анатолия Склярова

Автор Анатолий Скляров, 25 Август 2016, 21:12:19

« предыдущая тема - следующая тема »
Вниз

Анатолий Скляров

Питание, в спецприемнике в эти дни, было «оздоравливающим». Утром жестяная миска чуть сладкого «чая» (1,5-2 стакана) и два стандартных кусочка черного хлеба. Такие миски и сейчас используют в кафе и столовых. В обед чуть больше половины миски кукурузной каши и «чай», после каши, в эту же миску и те же два кусочка хлеба. Вечером «чай» и два кусочка хлеба. После подъема и утренних процедур, выносится «параша». Ее выносят двое «сидентов» в туалет, ополаскивают и наливают воды на одну треть. Затем уборка камеры шваброй с мокрой тряпкой, специально выделенным «уборщиком» из числа «сидентов». В пятницу меня посадили, в субботу был обход врача. Врач - это жена начальника спецприемника. Была ли она действительно врач, не знаю... При обходе, она, в обычной одежде (не в медицинском халате), просто заглянула в «телевизор» (окошечко в двери), и спросила, нет ли жалоб. Вши к «жалобам» не относятся, это «нормальное» явление в тюрьмах. Конечно, меня беспокоило обещание продержать в тюрьме целый месяц, «до выяснения». Еще при оформлении протокола задержания, я попросил дежурного дать мне возможность отправить домой телеграмму или письмо. На это мне ответили, что будут заниматься выяснением моего появления в г. Шахты сами и не морочить им головы. Кто-то из обитателей камеры предложил мне написать письмо и адрес получателя, а в субботу под окно камеры придет его жена, письмо сбросят ей из окна, а она его отправит по адресу. Напомню, что камера находилась на втором этаже. Оказывается, окно камеры находилось в трех метрах от тюремной стены, а за стеной тротуар. «Посылку» можно легко перебросить. Правда, чтобы выглянуть из окна, больше похожего на амбразуру, нужно было подтянуться. Окно было высоко под потолком и вытянуто в ширину. Дали мне и бумагу, и карандаш. Написал я письмо и в субботу его действительно «передали» (перебросили) этой женщине. Так прошли суббота и воскресение. За это время я 56 раз обыграл в «дурака» «смотрящего» по камере, чем вызвал немалое уважение «болельщиков». В понедельник, часов в 10 утра, меня отконвоировали к следователю и, после нескольких стандартных вопросов, как я попал в город Шахты, меня «реабилитировали». Благо, что у меня в кармане сохранились автобусные билеты из Ворошиловграда в Новошахтинск и из Новошахтинска в Шахты. Но выпускали из спецприемника только в 18 часов вечера. Так что, пришлось мне весь день провести в камере. В 18-00 приказ: «на выход, с вещами». Дежурный вынес мне мои вещи, изъятые при оформлении протокола задержания. Это шнурки от обуви, пояс, деньги, «гвоздь-авторучку» и сумку. Указал, где нужно написать: «Деньги и вещи получил полностью». После этого мою авторучку отложил себе, «на память». А также 25 рублей. И пояснил, что скоро день милиции и им (или ему?) нужно отметить этот день, все-таки праздник. По тем временам, это были неплохие деньги. Пол литровая бутылка водки, к примеру, стоила чуть больше четырех рублей. И остальное соответственно. Возражать и возмущаться не приходилось. Я же написал в протоколе, что «деньги и вещи получил полностью» и расписался... Вывели меня за ворота спецприемника и рассказали, как мне добраться до автовокзала. Сажусь в троллейбус и замечаю, что люди меня сторонятся. Да и понятно. Я же четыре дня не бритый. И запах «параши». Я-то его не замечаю, «принюхался», а на свежего человека это действует, скажем, не адекватно... Уже поздно вечером добрался до Новошахтинска. Не заходя в дом, помылся, переодел белье, поскольку вши были везде. Самое интересное, что меня, мои родственники, не искали. В Ворошиловграде были уверены, что я в Новошахтинске, а в Новошахтинске думали, что я уехал домой, в Ворошиловград. Так, что я помню до сих пор и город Шахты и спецприемник и нашу «доблестную» милицию.
Адрес детства: пер. Почтовый, 10

Анатолий Скляров

Соль земли. О наших предках, репрессированных в тридцатых годах прошлого века. По сути, на Шадринке основной костяк составляли люди, сосланные сюда в разные годы со всей России. Шадринка мне представляется миниатюрным подобием Советского союза. В разные годы сюда ссылали русских, украинцев, татар уральских, татар крымских, чеченов, башкир и много других национальностей. Татар было много. Насколько я помню, одно время была школа, до 1950 года, где преподавали на татарском. Это было одноэтажное здание рядом со старой, деревянной школой №4. В одном дворе. Ссылались самые лучшие, самые работящие, самые крепкие хозяева. Основная масса их была сорвана со своих мест в 1932-33 годах. И, думается, именно поэтому в эти годы был самый страшный голод в центральной России, где и была репрессирована и сорвана с мест самая активная часть сельских жителей. Вот типичный рассказ моей подруги детства, как шло раскулачивание:
         "Пра-пра-и, наверное, прадед мой пришел пешком в Сибирь откуда-то с Поволжья, поманила богатая сибирская земля. Обосновались где-то в Минусинском уезде, начали обживаться, создали свою деревню под названием Кривая (она находилась на река Минуса - приток реки Абакан, которая там делала поворот, потому и Кривая) Оба мои пращура с Поволжья и жили в этой деревне разводили баранов, садили арбузы, сплавляли на баржах эти арбузы по Минусе, Абакану и далее по Енисею. Меняли на товары и разную утварь. Таким образом, один из моих прадедов по линии мамы, организовал мануфактурную лавку. Семья была большая и все жили в одном доме, все работали и на бахчах, и пасли баранов...  Потом прадед построил на свои деньги школу и церковь, построили себе двухэтажный дом, (после раскулачивания на втором этаже устроили овчарню , а на первом -сельсовет). Мама с папой поженились где-то в 1930 году, потом наступило время коллективизации.  Это был ноябрь месяц, выделили на каждую семью по подводе (а семьи были большие) и погнали в Минусинск.  Взять с собой не разрешали ничего, кроме небольшого количества кухонной утвари, но тайком почти все взяли немного зерна, а моя бабушка обмотала себя тканью из своей лавки. Пригнали их в Минусинск, это был конец ноября, а затем погнали в глубь тайги на север. Сугробы, снега по колено, а моя мама была беременна моим старшим братом, к ночи загнали в зимовье всех, прилечь негде, ночь просидели, утром погнали дальше , одежда, которая оттаяла, превратилась в лед, как мама говорила юбка была, как колокол , звенела... Таким образом их гнали 3 или 4 дня затем бросили в тайге . Но мужики из сваленного леса соорудили один общий барак (так теплее) и стали собирать, что у кого есть. Мужики выкорчевали поляну. Пришла весна, эту поляну засеяли собранным зерном, посадили картошку. Там, 14 июня, родился мой брат, пригодилась бабушкина ткань.  Пришло время уборки урожая и тут появляются опять конвоиры и погнали всех, кого в Бодайбо, кого в Черемхово, вот таким образом моя семья оказалась в Черемхово. Про все эти мытарства тогда боялись говорить и мы, дети, росли в бараке и были счастливы. Потом папа с бабушкой и мамой (вообще у нас по жизни бабушка была командиром, она организовывала в бараке праздники, вытаскивались столы в коридор, приносили кто что мог, а бабушка ходила вокруг стола с ведром бражки и наливала ковшом по кружкам, а мы дети радовались этим праздникам...).Я немного отклонилась от повествования, так вот потом, семейным советом было решено строить дом. Дом построили из бревен сгоревшей на 8-ой шахте кузницы, чистили бревна и складывали дом, поэтому наш дом был поштукатурен и постоянно белился, нам, девчонкам, он вообще казался дворцом."                                                 Историю моих предков я описывал ранее. А вот фрагмент интервью Маши Кузнецовой (Багрий), мы с ней учились в одном классе. https://yadi.sk/i/RZrwAvE33MV3pp Мои дедушка и бабушка тоже умерли в Александровском централе (пересыльная тюрьма), а старшая сестра умерла в эшелоне, от воспаления легких        Мои повествования носят отрывочный, разрозненный характер, но это же не книга, а просто заметки и размышления. Следующая заметка, о жителях Шадринки, будет в разделе "Поэзия и поэты".  Вот о тех страшных временах, есть песня. Она называется «Танго 37-го года». Это было, это наша история. https://yadi.sk/i/6pJC6B6i3MA6kD Я не рекламирую песню, это документальная иллюстрация тех страшных лет. Наши предки достойны нашей памяти и уважения...
Адрес детства: пер. Почтовый, 10

Вверх
 

Быстрый ответ

В быстром ответе можно использовать BB-теги и смайлы.

Имя:
E-mail:
Визуальная проверка:
Оставьте это поле пустым:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Какая шахта была самая близкая к Шадринке (номер)?:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения