Творчество Анатолия Склярова » Мемуары Анатолия Склярова. Приключения в спецприёмнике
Спецприёмник г. Шахты

А после Казахстана тощий и загорелый дочерна и с короткой стрижкой. В Шахтах, разыскивая товарный двор, проходил через привокзальную площадь (ж.д. вокзала), довольно обширную. Там, почти посреди площади, находилась открытая пивная, с кучей страждущих (вспомните времена СССР). Проходил я в отдалении от пивной (это была вторая половина дня, пятница), и тут подъезжает «воронок» (известное выражение?). Выходят четыре милицейских амбала. Страждущие кидаются врассыпую, в разные стороны.

Человек шесть успели схватить, в том числе и меня, хотя я никуда не бежал, пива не пил, и от пивной был на приличном расстоянии. Видимо я попал в момент борьбы за улучшение показателей борьбы с алкоголизмом. Привезли нас, задержанных, в учреждение, под названием «Спецприемник» и посадили в «обезьянник». Уж простите за уголовный лексикон, но я называю вещи своими именами. Это открытая клетка в углу вестибюля, размером 1,5х2,0 метра. Лавка на два человека, а остальные стоят. Бомжа, бывшая с нами, через полчаса обмочилась прямо сидя на лавке. Все, находившиеся в обезьяннике, были давно знакомы милиции. Их, поочередно, вызывали, составляли протокол и вышвыривали на улицу. Часа через три дошла очередь и до меня.

Я не имел при себе никаких документов (моя беспечность и необразованность в юридическом плане). Рассказал дежурному обстоятельства моего появления в г. Шахты и назвал адреса свой и тестя. Отягчающим обстоятельством, оказалось, что я из другой республики (с Украины), без документов. Меня тогда неприятно удивило это выражение «другая республика». Кроме того, плохо одет, коротко пострижен и загорелый ( все лето «загорал» в Казахстане), а значит живу на улице. И меня задержали «До выяснения». На вопрос, сколько времени будут выяснять, сказали, в течение месяца. Под протокол, забрали деньги, часы, красивую самодельную шариковую ручку в виде никелированного гвоздя (тогда это еще был дефицит), пояс из брюк и шнурки от ботинок. Повели на второй этаж, в камеру. В камере, над узеньким, вытянутым в длину, зарешеченным окном с выбитыми стеклами, крупными красивыми буквами было на писано: «Бог не фрайер - все простит!». Поздоровался с двумя обитателями. Им это явно понравилось. Вскоре привели с работы, по уборке улиц и рынков, остальных обитателей, и нас оказалось в камере 9 человек. Размер камеры, приблизительно, 3х6 метров. Слева от входа бачек с водой, далее невысокий сплошной помост, метров 5 длины. Справа, в углу, «параша» - (обыкновенный алюминиевый молочный бак, с крышкой) и проход между помостом и стеной около метра шириной. Я целый день ничего не ел, а на ужин дали только кусочек хлеба и чуть сладкий чай. Но меня подкормили. «Рабочие» принесли с собой хлеб, овощи, немного колбасы и, даже, арбуз. Опишу быт тюремной камеры. Начало октября, ночью не мороз, но ниже 10 градусов тепла. Стекол в окне камеры нет, отопления нет, постельных принадлежностей нет (ни матрацев, ни одеял, ни подушек.). Голый помост, а я одет очень легко, почти по летнему, только легкая куртка поверх летней одежды. Как же спать при такой температуре? Ну, бывалые «сиденты» и тут пришли на помощь. Нужно снять одежду, обмотать тело, руки, ноги газетами и снова одеться. Очень хороший способ не замерзнуть, здорово помогает! Сначала шуршит, но через полчаса обминается, почти не рвется, и выдерживает до двух дней. Не помню, во сколько был отбой, наверное, в 9 часов. Все, дружно лезут на помост, обувь под голову, вместо подушек. Помост тесноват для 9 человек, не разгуляешься! Свет над дверью на ночь не выключается. В 6 утра подъём.

Соседняя камера женская и между камерами отверстие, там, где проходит труба отопления. Можно свободно переговариваться или передавать мелкие вещи. В первый же вечер от женщин пришло предложение желающим переспать с любой из них. Такса - 5 рублей надзирателю и вас переводят в пустую камеру на всю ночь…

[page]

Питание, в спецприемнике в эти дни, было «оздоравливающим». Утром жестяная миска чуть сладкого «чая» (1,5-2 стакана) и два стандартных кусочка черного хлеба. Такие миски и сейчас используют в кафе и столовых. В обед чуть больше половины миски кукурузной каши и «чай», после каши, в эту же миску и те же два кусочка хлеба. Вечером «чай» и два кусочка хлеба.

После подъема и утренних процедур, выносится «параша». Ее выносят двое «сидентов» в туалет, ополаскивают и наливают воды на одну треть. Затем уборка камеры шваброй с мокрой тряпкой, специально выделенным «уборщиком» из числа «сидентов».

В пятницу меня посадили, в субботу был обход врача. Врач - это жена начальника спецприемника. Была ли она действительно врач, не знаю... При обходе, она, в обычной одежде (не в медицинском халате), просто заглянула в «телевизор» (окошечко в двери), и спросила, нет ли жалоб. Вши к «жалобам» не относятся, это «нормальное» явление в тюрьмах.

Конечно, меня беспокоило обещание продержать в тюрьме целый месяц, «до выяснения». Еще при оформлении протокола задержания, я попросил дежурного дать мне возможность отправить домой телеграмму или письмо. На это мне ответили, что будут заниматься выяснением моего появления в г. Шахты сами и не морочить им головы. Кто-то из обитателей камеры предложил мне написать письмо и адрес получателя, а в субботу под окно камеры придет его жена, письмо сбросят ей из окна, а она его отправит по адресу. Напомню, что камера находилась на втором этаже. Оказывается, окно камеры находилось в трех метрах от тюремной стены, а за стеной тротуар. «Посылку» можно легко перебросить. Правда, чтобы выглянуть из окна, больше похожего на амбразуру, нужно было подтянуться. Окно было высоко под потолком и вытянуто в ширину. Дали мне и бумагу, и карандаш. Написал я письмо и в субботу его действительно «передали» (перебросили) этой женщине.

Так прошли суббота и воскресение. За это время я 56 раз обыграл в «дурака» «смотрящего» по камере, чем вызвал немалое уважение «болельщиков». В понедельник, часов в 10 утра, меня отконвоировали к следователю и, после нескольких стандартных вопросов, как я попал в город Шахты, меня «реабилитировали». Благо, что у меня в кармане сохранились автобусные билеты из Ворошиловграда в Новошахтинск и из Новошахтинска в Шахты. Но выпускали из спецприемника только в 18 часов вечера. Так что, пришлось мне весь день провести в камере.

В 18-00 приказ: «на выход, с вещами». Дежурный вынес мне мои вещи, изъятые при оформлении протокола задержания. Это шнурки от обуви, пояс, деньги, «гвоздь-авторучку» и сумку. Указал, где нужно написать: «Деньги и вещи получил полностью». После этого мою авторучку отложил себе, «на память». А также 25 рублей. И пояснил, что скоро день милиции и им (или ему?) нужно отметить этот день, все-таки праздник. По тем временам, это были неплохие деньги. Пол литровая бутылка водки, к примеру, стоила чуть больше четырех рублей. И остальное соответственно. Возражать и возмущаться не приходилось. Я же написал в протоколе, что «деньги и вещи получил полностью» и расписался...

Вывели меня за ворота спецприемника и рассказали, как мне добраться до автовокзала. Сажусь в троллейбус и замечаю, что люди меня сторонятся. Да и понятно. Я же четыре дня не бритый. И запах «параши». Я-то его не замечаю, «принюхался», а на свежего человека это действует, скажем, не адекватно...

Уже поздно вечером добрался до Новошахтинска. Не заходя в дом, помылся, переодел белье, поскольку вши были везде. Самое интересное, что меня, мои родственники, не искали. В Ворошиловграде были уверены, что я в Новошахтинске, а в Новошахтинске думали, что я уехал домой, в Ворошиловград. Так, что я помню до сих пор и город Шахты и спецприемник и нашу «доблестную» милицию.

Все права сохранены © НАША Шадринка

Перепубликация материалов возможна только с устного или письменного разрешения администрации сайта!