Блатной мир Шадринки (хулиганы)

»»

Блатной мир Шадринки (хулиганы)

Мурит Адигамов

Собрали мы тогда человек двенадцать, быстренько посовещались, вооружились штакетниками и вперед. Нужно сказать на такое дело пошли первый раз, ни о какой спло-ченности говорить не приходилось, прежде не было случая почувствовать плечо друга в драке. Замысел был прост. Обнаружив противника, я должен был один пойти «похлопо-тать», т.е. завязать драку, не начинать же бой с наскока. Расчет был верен, если бы знать, что наши не дрогнут, но …

Когда я подошел с сигаретой в зубах и нагло попросил закурить, меня не совсем правильно поняли, начался завязываться разговор на повышенных с их стороны тонах, мне ни чего не оставалось делать, как размахнуться и ударить одного из них наиболее шумливого штакетиной.

Время почему - то поначалу потянулось медленно, по нашему, заранее обговоренному плану мои друзья (здесь было бы уместно заматериться), резко и шумно должны бы-ли ринуться вперед, но произошла заминка, причины которой я не видел и продолжал вы-сказывать свои аргументы против их возражений все той же штакетиной.

На самом же деле произошло следующее (только сильно в это месте не смейтесь), на наш вежливый разговор меня против четырех джентльменов из-за угла вытянулась толпа любопытных. Они, скорее всего, хотели послушать нашу задушевную беседу. И, видимо, были до того любопытны, что сильно спешили.

Случайно заметив боковым зрением, что место, где стояли наши удальцы, в раз опустело, я почувствовал неладное, крутнувшись волчком вокруг себя, я с ужасом обна-ружил, что против толпы человек в двадцать, если не больше, остался совершенно один. Не успев, как следует попрощаться со своими собеседниками, я как - то быстро ретиро-вался, при этом мне повезло, что я имел возможность ходить в легкоатлетическую сек-цию в 19 школе и был призером по городу на дистанции 400 метров. А на большей дис-танции тренироваться было бы не совсем рачительно, т.к. ближайший забор был гораздо ближе, чем моя призерская дистанция.

Для пояснения я вам, господа, обрисую поле битвы. Надеюсь, вы все сразу поймете и сориентируетесь без карты, т.к. места в основном большинству читателей этих строк знакомы. Начало нашего боевого и, как потом выяснилось, бесславного пути было положено с угла, где пересекаются ул. Красношахтерская и пер. Недогарова (поворот к АТП), мимо АТП, затем Лазовской фабрики и разу же налево (кажется ул. Строительная как раз на-против Водоканала), а там то есть внутриквартальный переулок, аппендицит одним сло-вом. Переулок то маленький, а спрятать там легко можно мотострелковый батальон. па-раллельно это улице расположена ул. Первомайская, отгороженная, как минимум двумя рядами подворий, в каждом из которых в лучшем случае на цепи сидит собака. И вот эти то подворья мне необходимо было преодолеть

Почему меня не догнали, для меня эта загадка осталась не разрешенной до сих пор. Забор то был не так высок, и здесь помогли занятия спортом, в частности легкая атлетика и самбо (в одном случае прыжки в высоту, в другом гимнастика и кувырки). Стремитель-ность моего натиска была столь молниеносной, что собаки мне порвали брюки только один раз и то не выше колен. Выскочив на Первомайскую я очень резко рванул мимо 43 магазина, мимо 33 шко-лы и на исходную точку маршрута. Все были в сборе, им было весело, они так забавно изображали, кто, как срывался с места, кто был первым, а кто вторым, это нужно было видеть.

Представьте мои чувства, какой гордостью переполнялась моя душа за наших мо-лодцев, за наше первое крещение. Уточнив еще раз, что бы не было промашки, кто же на самом месте сорвался первым, а кто вторым, я, простите, меня не сдержался и врезал от души обоим, как учили. Самое интересное, не смотря на то, что удары получились не сла-быми, ни кто не выразил неудовольствия. С первого поражения началась наша закалка, а мне пришлось взвалить на свои хрупкие плечи роль вожака новой стаи.

Вот, ребятки, к чему приводит не знание в области военного искусства. Рекогонце-нировку местности, где предстоят боевые действия необходимо производить заранее, в крайнем случае, производить разведку боем. Видимо пробелы именно в этой прикладной области были не последним аргументом при принятии мною решения поступать в военное училище. Куда я был зачислен в августе 1969 года, этим училищем и стало ИВАТУ.

Теперь мы стали грамотными, когда за плечами институты, академии и жизненный опыт, а тогда, что мы знали из основ хотя бы психологии, да, шиш. Это я к тому какова роль лидера в таких вот группировках.

Конечно же лидеров в той обстановке и в то время не назначали, они выдвигались из сверстников как бы сами собой, просто стая принимала их лидерство и подчинялась. Я говорю о тех сообществах, где общность строилась не на заранее обговоренных преступ-ных намерениях, а на так сказать спонтанно созданных объединениях.

Лидером становился человек, который, несомненно, обладал качествами вожака, мог принять правильное решение, порою даже в очень сложных ситуациях. Мог сплотить и повести за собой остальных. По характеру он должен был быть решительным и где - то даже и бесшабашным, храбрым и справедливым, фальшь чувствовалась сразу. Бескоры-стие (отдать другу последнюю рубашку) играло не последнюю роль. Умение «вызывать огонь на себя», и в то же время заступиться за любого, заслонить его собой значило мно-го. Царила круговая порука, ведь потасовки и драки были не всегда столь уж безобидны-ми. И органы не дремали, хотя более серьезной работы у них и без этого хватало. Умение выгородить и отстоять своих с это стороны, было вообще не оценимым фактором отстаи-вания авторитета. Приходилось быть порою и не преклонным, а в некоторых случаях и жестоким по отношению к своим же друзьям, что бы ни произошел раскол в рядах, а за-тем и полный развал. Был среди ребят своеобразный кодекс чести, не писаный закон, че-рез который нельзя было переступать даже в самых критических ситуациях. Правда, у всех правила и понятия справедливости бели несколько разными.

Например, мой старший брат организовывал и сплачивал вокруг себя ребят старших по возрасту, не которые из них были старше его на два - три года, а это значительная и довольно ощутимая разница в семнадцати - восемнадцати летнем возрасте. Группа была не большой по количеству, основной костяк состоял из десяти человек. Люди вливались и уходили, если намечалась крупная акция, такая как разгон значительно большей по вели-чине кодлы или показательный угрожающий, но внезапный рейд по глубоким тылам про-тивника, то приглашались группы со стороны и мобилизовывались «группы резерва», т.е. ребята тихие, занятые другими делами. Спокойствие и честь района того требовали, здесь ничего не попишешь.

Они были дружны во всем, и отдыхали вместе, и работали (зарабатывали деньги на то, что бы организовать празднование какого - нибудь праздника с подругами), если предстояла крупная работа по хозяйству, то не считались со своим временем.

У нас дома двери были всегда открыты для всех. Сказывалась приветливость и доб-рота наших родителей. Ребята собирались и тогда, когда по какой - то причине не было брата или меня дома. Всегда было мило и просто. Хоть и жили мы не богато, но стол мама всегда находила, чем накрыть. Видимо это бескорыстие передалось и нам, дом наш был всегда полон народа, были здесь вперемешку и его и мои друзья и все ладили друг с другом.

Самая большая наша беда была в том, что невольно нарушали закон, затевая драки, нарушая покой граждан и невольно нанося другим побои, получая при случае и сами по полной мере. А это, милые Вы мои, статья и не одна в Уголовном кодексе. И, как я гово-рил ранее, от наших «забав» до уголовки и зоны было пол шага, многие не замечая пере-секали эту грань и покидали края родные на долго. Пусть не судят нас теперь строго, мы просто жили, как жили!

Страница 3 из 3«123
Рейтинг

В этом разделе

Добавить комментарий

Обновить

Десять минус три будет, прописью?